Alt-Hesh

11:54 

Бредовая Адаар или как меня не пустили на форумку по ДА)

Альт-Хеш
А ты не зови меня, птица мертвая - ты не знаешь, как небо ждет...

1.Имя:
Хиира Адаар

2. Пол и возраст:
Женщина, 25 лет. Родилась 18 Солиса в 9:15 Дракона

3. Раса:
Васгот

4. Класс и специализация:
Маг

5.Положение в обществе:
Наемник, целитель

6.Характер:
Основная информация:
Будучи спокойной, временами даже апатичной, Хиира не любит вступать в конфликты, терпеливо уговаривая кого-либо на доброе или выгодное дело. Временами, когда васготка не знает, какое дело действительно перспективно, может проявлять нерешительность в новых начинаниях, боясь ошибиться и оказаться впоследствии виноватой. Умеет быть прекрасным слушателем, предпочитая отдавать собеседнику инициативу в ведении беседы. Даже в том, что она высказывается редко во время диалога, не чувствуется натянутости или дискомфорта. Хиира не привыкла повышать голос, и когда подобное случается, значит, эмоции внутри заполнили допустимый предел. В такие моменты девушка и искры глазами метает, шипяще-свистящих звуков становиться не в пример больше. Но быстро успокаивается и возвращается к равновесию.
Хиира - это существо, тонко ощущающее гармонию в общении. Миролюбива, старается найти подход к каждому. Дорожит своим покоем и умеет уходить от любых источников раздражения. В делах предпочитает договариваться на неофициальном уровне.
Девушка все держит в себе, оставаясь приветливой. Иллюзии о мире давно растеряла, но при этом сумела сохранить чувство прекрасного. То, что магия проявила себя поздновато, нисколько не беспокоило - Наставник справился с этим прекрасно, расставив в сознании все по своим местам.
Прямолинейна, на поставленные вопросы отвечает честно. Причем отвечает она только на вопрос, не пускаясь в дебри повествования. И если потом окажется, что кто-то чего-то не знает, значит, он просто об этом не спросил. С посторонними васготка ведет себя вежливо, никогда не позволит себе быть фамильярной, даже если собеседник младше нее.
Любознательна, собирает различные сведения и делится ими с окружающими. Критически оценивает полученную информацию, не любит преувеличений, нуждается в фактах и доказательствах. Хиира любит, чтобы с ней немного спорили, оживляя беседу, но агрессивных людей переносит плохо, избегает ссор. Старается при любых обстоятельствах не терять чувства меры. В спорах сохраняет нейтралитет. Даже когда приходится отвоевывать свою независимость, умеет сохранять со всеми хорошие отношения. Ей нелегко отказать человеку в просьбе, оттолкнуть от себя, поэтому осторожна в начале общения. Не любит заставлять людей делать что-либо против их воли.
Ей не интересен политический и религиозный миры, благо остальных рас ее тоже не особо заботит, однако образование, данное в семье, обязывало знанием традиции кун. Одинаково относится к простым и сильным жителям мира сего. Всегда оценивает создания Творца по их действиям, тому, как они могут сдержать свое слово, а не по происхождению.
К себе может подпустить довольно близко, что совершенно не значит, что она стала другом - для этого должно пройти немало времени.
По натуре скрытна и ранима, старается не обременять собой других, просит о помощи только в крайних случаях. Не напоминает о себе, когда чувствует, что ей не интересуются. Не любит рассказывать о своих неудачах, обращается за помощью только к близким и испытанным людям. Гостеприимна, любит, чтобы все было вкусно приготовлено и красиво сервировано. Принимая гостей на высоком уровне, тратит на такие праздники очень много сил, поэтому делает это редко.
Девушка весьма хозяйственная и любит все делать своими руками. Все, за что берется, делает со вкусом и с душой. Может на некоторых производить впечатление пассивного, инертного существа, так как не видит смысла в пустой суете и напрасной трате сил, занимая в жизни философскую, созерцательную позицию. Стремится к хорошему материальному уровню жизни.
Хиира нелюдима, предпочитая шумным компаниям уединение с книгой. Хотя даже ее иногда можно вытянуть в увеселительное заведение, главное не сильно наседать на нее насчет танцев и спиртного. Пить она не любит, а танцы - только лишнее внимание привлекать к своей скромной персоне.
Большой боевой опыт воспитал в ней собранность и дисциплинированность, полное отсутствие робости перед противником намного сильнее и огромную тягу к победам. Радуется поражению в тренингах или спаррингах, если противник обезоружил или одержал победу красивой техникой, что явно свидетельствует о привязанности девушки ко всему совершенному и великолепному, даже в проигрыше.
Эгоцентрична. Склонна к фатализму. Практически не боится смерти, так как считает её всего лишь переходом на иной уровень бытия, а все, что имеет к нему отношение воспринимается с ухмылкой и мыслями, что раз так случилось, то теперь ничего не изменишь.
Параноик. "Если вы страдаете паранойей, это ещё не значит, что за вами не следят". Предпочитает всегда перестраховываться и потому считает, что хороших людей на свете нет, есть те, кто хорошо притворяется. Считает, что не добиться своей цели и продолжать жить — это трусость. Здесь нельзя ошибиться. Умереть, не достигнув цели, — это действительно собачья смерть и фанатизм. Но в этом нет бесчестья.


Дополнительная информация:

Что любит:
Любит природу и красоту в любом проявлении.
Стремится к различным удовольствиям, имеет хорошую память на звуки, краски, запахи.
Любит комфорт и эстетику, различные оригинальные украшения.
Сливочный ликер.
Сладкую выпечку.
Вкус вишен, кофе и ванили.
Чтение интересной книги у камина в кресле-качалке, завернувшись в плед.
Черный чай без вкусовых добавок и без сахара.
Ловить снежинки кончиком языка.
Звуки дождя - успокаивает.
Спать.
Вкусный мужской запах (вкусовые пристрастия меняются от настроения, времени суток, года и даже от самого момента)

Что не любит:
Не любит обязательств и старается не давать обещаний, так как боится их не выполнить.
Питает отвращение к рыбе и всему, что связано с рыбой - будь то просто запах или даже чешуйка, приставшая к ее коже.
Сторонится большого скопления разумных существ, так как часто чувствует себя не в своей тарелке в толпе, шуме и суете.
Старается избегать нарушения личной дистанции, ибо не терпит случайных прикосновений или же прикосновений тех, кто не получил от нее подобного разрешения.
Негативно относится к лжи, легкомысленности, предательству, считая подобные качества разрушающими любую структуру порядка.
Остерегается кровожадных фанатиков.
Не понимает смысла в алкоголизме, а потому не любит пьяных.
Собственный подбородок.

Привычки:
Поджимает губы, когда ей что-то не нравится или когда начинает раздражаться.
Часто соединяет пальцы домиком, когда что-то объясняет.
Выражает эмоции бровями, взглядом и движением ушей.
При разговоре смотрит в глаза собеседнику.
Нервничая, грызет ноготь большого пальца руки.

Страхи:
С детства остался страх утонуть в болоте.
Беспокоит неизвестность.
Так и не встретить "мужчину своей мечты", что тщательно скрывает даже от самой себя.

Мечты:
В детстве часто мечтала выйти замуж за очень сильного и мудрого мужчину... Со временем пришло понимание, что подобных универсалов в природа еще не завела - либо мужчина сильный, либо мудрый. Глупых и слабых, к сожалению, встречаешь слишком часто.
Порой, Хиира долго смотрит вдаль, сожалея о каких-то моментах своей жизни, и обдумывает, как бы оно могло быть, если бы она выбрала другое решение.
Совсем уж редко, когда девушка наблюдает за поведением сверстников, появляется щемящая сердце обида и стойкое желание не быть васготом; чтобы не оглядывались с открытыми ртами, чтобы говорили комплименты, чтобы дарили разнообразные милые безделушки, чтобы защищали... Правда, такое желание быстро пропадает, ибо сама себя она вполне устраивает, а что до остальных...

Жизненная цель:
Хиира любит учиться. Живопись, музыка или же поэзия - все, что кажется васготка достойным, она изучит вдоль и поперек. Это не значит, что она станет великим мастером своего дела, но знать девушка должна все.

7.Внешность:
Основные черты:
Цвет глаз:
Серые с черным белком
Цвет волос/длина/тип:
Густые белые прямые волосы, весьма жесткие по своей структуре, достигающие своей длиной ягодиц.
Рост/вес/телосложение:
190/83/ среднее
Отличительные особенности:
Сломан верхний правый клык, шрамы на левой стороне лица: один пересекает верхнюю губу и скулу, почти касаясь нижнего века, второй - рассекает бровь и направлен к центру лба. Отсутствие витаара на коже.
Описание внешности:
Высокая, молодая васготка. Телосложение не отличается особой крепостью, но неплохо развита мускулатура. Узкая грудь не может похвастаться наличием достаточного объема. Походка мягкая, грациозная, можно даже сказать, "кошачья". Лицо Хииры заслуживает особого внимания. Кожа ее приятного светло-серого оттенка не так нежна, как человеческая, но благодаря различным притираниям, изготовленным собственной рукой, васготка добилась того, что покров стал мягче и более чувствительней. Линия полных губ слегка изогнута уголками вниз, от чего выражение лица кажется всегда грустноватым, но в то же время ее брови изогнуты агрессивной дугой. Хиира не часто открыто улыбается, но тем, кому это посчастливится увидеть, придется смириться с бесконечным обаянием милых ямочек на щеках, не знающих краски. С этим вынуждены считаться те редкие существа, которых она считает друзьями.
Но, пожалуй, самая запоминающаяся черта в лице Хииры - ее глаз: черный белок, на котором никогда не проступают сосуды, а под глазами никогда не появляются мешки, какой бы усталой не была девушка. Сами же глаза ее большие, прищуренные, серые, с темным ободком вокруг зрачка, обрамленные длинными белыми ресницами. От матери ей достались высокие широкие, не выступающие вперед скулы, впалые щеки, придающие васготке печально-изможденный вид, и острый подбородок с небольшой ямочкой, которую Хиира ненавидит всеми фибрами своей души. От косситских же корней, девушке достался средней длины прямой нос, расширяющийся книзу, с аккуратными не особо выраженными узкими ноздрями и широким, но заостренным кончиком, который сглаживает впечатление о тяжести и делает нос милым.
Длинные белые жесткие волосы, ниспадающие на плечи и достигающие длиной ягодиц, почти всегда заплетены в косу. Рога Хииры темно-серого оттенка направлены чуть в стороны и назад, завиваются спиралью и имеют длину в тридцать сантиметров. Девушка предпочитает украшать их, а не носить многочисленную бижутерию на теле - будь то колечки или цепочки, она обязательно нацепит это на рога, чтобы при покачивании головы, раздавался мелодичный перезвон.
Голос у нее довольно низкий, мягкий, бархатистый, интонации смазываются, и кажется, что говорит она совершенно ровно. Медлительна в поведении и нетороплива в разговоре, слегка растягивает слова, иногда с трудом формулирует мысли. Даже если страдает скороговоркой, не спешит с окончанием беседы. Может долго и обстоятельно говорить об одном и том же. Постоянно доверительно улыбается, кивает головой в знак поддержки.
Отдельного внимания заслуживают руки, словно живущие собственной жизнью. Длинные тонкие пальцы находятся в непрерывном движении, то танцуя гимн пластичности, то нервно комкая ткань платья – как и любую другую тонкую сминаемую вещь, то старательно пытаясь сломать все, что в пальцы попадает.
Имеет ленивые, плавные движения, изысканные, изящные жесты. Не демонстративна, но ее одежда и аксессуары иногда привлекают внимание окружающих. К своему телу относится на редкость бережно, холит его, лелеет.

8.Биография:
«Предназначение мира сменяется и возрождается с каждым временем года.
Каждая перемена - лишь метка, часть большего целого.
А в самих море и небе -
Ничего особенного. Это фрагменты.»
Писание Кослуна, стих о душе
25 Верименсиса 8:60 Благословленного

- Вставай, Асала, нам нужно идти, - высокий, даже для своей расы, тал-васгот гладит по голове прижавшуюся к его груди женщину - сааребаса.
- Не могу... - еле слышно отвечает та. - Сил нет... Последняя битва отняла оставшиеся крохи...
- Тогда я понесу тебя.
Превозмогая боль в простреленной стрелой ноге, мужчина поднимает свою подругу и, хромая, идет в сторону виднеющегося не вдалеке леса, что сулил им временный отдых и защиту от ищеек Бен-Хасрата.
- Оставь меня. Уходи, - шепчет она ему. - Ты еще можешь...
- Помолчи, - он уже порядком стал от жертвенности этой особи. - Ты прекрасно знаешь, что без твоих способностей мне одному точно не выжить.
Она находит в себе силы усмехнуться.
10 Молиориса 8:64 Благословеного
- Нам нужно еще несколько золотых... - крепкая тал-васгот с синими, как небо, глазами смотрит на обнаженную спину своего мужчины.
- Ты же говорила, что того, что у нас осталось от продажи меха, хватит... Ха... - мужчина, рубивший дрова у двухэтажного деревянного дома, даже не повернул к женщине головы.
- Ты знаешь, что сейчас не самая мирная обстановка в мире. Гончару нужна глина и некоторые снадобья, чтобы сделать черепицу более стойкой к стихиям, а поставщики подняли цену, - женщина улыбнулась, зная, как не любит этот гигант говорить о домашних хлопотах.
- Асала, - тал-васгот положил топор на колоду и повернулся к женщине. - Ты хотела себе новое платье, так? Вот и вычти стоимость и затрат на ткани и нити. К тому же, снадобья и ты можешь приготовить.
- Но, Берестаар, я так и сделала. - Она склонила голову к плечу, лукаво улыбаясь. - И сократила расходы на продукты, и вычеркнула из списка покупку животных... И все равно не хватает. А на эти снадобья нужны травы, которые все равно стоят дорого.
Мужчина усмехнулся и, подойдя к женщине, обнял ее.
- Хорошо, Асала, найду выход.
30 Парвулиса 8:71 Благословенного
- А жена старосты деревни передала нам пирог с рыбой в благодарность за лечении ее мужа. Хотя, я считаю, что ему лысина идет больше, чем эта нынешняя шевелюра, - женщина с умилением наблюдает за мужчиной, с интересом достающего из корзины снедь, которую она принесла с рынка. - А эта клуша, жена кузнеца, все же расщедрилась на несколько десятков яиц - даром что ли я ей бородавки выводила?
- Угум... - получив от жены по рукам за поедание еще ненарезанного пирога, тал-васгот поспешил вымыть руки и сесть за стол.
- А еще говорят, что зима будет лютой... Надо бы утеплить коровник, - накрывая на стол, женщина не перестает щебетать. - И накупить шерсти - носки у тебя все время рвутся в самых неожиданных местах...
- А еще наготовить соленья, да? - Подначивает ее муж.
Раньше, живя на Пар Воллене, они и подумать не могли, что бывает такая мирная жизнь. Он, бывший арваарад, теперь занимается охотой и резьбой по дереву, которая украшает почти каждый дом в деревне - будь то резная рама окна, или же шкатулка с удивительным, живым рисунком. Она, некогда сааребас под жестким поводком, теперь местная лекарка - познания травничества и магическая сила тут очень пригодились. Местная Преподобная Мать, принявшая тал-васготов и разрешившая им поселиться поблизости, поделилась с ней некоторыми своими секретами и научила общему языку, а затем научила читать и писать, благодаря чему женщина, взявшая себе имя Асала, начала вести небольшой дневник, куда заносила любую информацию о травах, порой пришивая к листам травинки, чтобы было нагляднее.

«В тот, первый раз она была цветком
Как роза без шипов в начале пьесы
Любви настолько чистой я ни в ком
Не знал по эту сторону Завесы.»
Сонет 126, "Влюблённый и дух".
12 Кассуса 8:75 Благословенного

- Тужся, тужся, милая... - старые сухие руки Преподобной гладят по голове измученную тал-васготку. - Уже скоро.
Женщина, крича и разрывая такие хлипкие в ее пальцах простыни, в полдень родила девочку, которую назвали Талан - Истиной. Отец дитя был несказанно счастлив, ибо только тут, в человеческой деревне понял, как много он мог потерять, будучи в Кун. Он бы даже не знал - есть у него дитя или нет. А сейчас - он видел эти маленькие острые ушки, причмокивающие во сне губки, крошечные по сравнению с его пальчики, видел и не мог сдержать радости, утирая под взглядом умиляющейся жены слезы.
25 Нубулиса 8:87 Благословенного
- Талан! Талан!!
Девчушка, что перегнала своим ростом сверстников, отвлекается от увлекательной игры с подругами - плетением соломенных кукол, - и смотрит в торону рогатой женщины, что на две головы выше любой местной жительницы.
- Опять? - шепотом спрашивает одна из девочек, на что васготку коротко кивает. - Накажут?
Опять кивок и горький вздох - ну разве она виновата в том, что эта проклятая магия приходит совсем не так, как нужно? Вот и в этот раз - всего лишь хотела зажечь ночью свечу, чтобы добраться до ведра по нужде, и нечаянно подпалила висящие тут же отцовские портки. Тот лишь заговорщицки подмигнул, а вот матушка бушует, разве что искры от нее в разные стороны не летят. Опять будет головомойка, будут нравоучения... Но такая хорошая погода выдалась в последнюю неделю - разве усидишь в медитации, когда то тут, то там порхают такие разноцветные яркие бабочки, когда подружки зовут играть в новую игру, когда старая соседка предлагает зайти за первой ягодой?..
2 Фрументума 8:93 Благословенного
Вздыхая, васготка сидит у окна и смотрит на ливень, что сделал и без того серый день скучным и мрачным, медленно вычесывая шерсть для пряжи. Она уже успела за день прибраться в доме, дожидаясь матушку, что ушла в церковь, где обычно и принимала больных, и отца, который уже неделю как ушел с несколькими охотниками в дальний лес за шкурами и мясом баранов. А она - сиди дома и вычесывай пряжу... Горький вздох и девушка с тоской посмотрела на щетку с короткими стальными зубьями - клочок шерсти был чист и мягок. Черед следующего...
Вдруг, громко хлопнув о стену, распахнулась дверь и в дом, зажимая страшную рану в боку, ввалился незнакомый тал-васгот. Налитыми кровью глазами, огромный, больше ее отца, мужчина обвел ищущим взглядом комнату и, остановившись на девушке, качнулся-шагнул к ней. От неожиданности и испуга, Талан подпрыгнула на подоконнике и выронила щетку, однако рефлекторно подняла руки к поясу, расслабляя кисти, как учила ее матушка, называя такое положение рук «кошачьей лапой», готовая спалить незнакомца за любую попытку напасть.
- Помощи... - Гигант разомкнул запекшиеся губы и прорычал, почти падая на следующем шаге.
5 Верименсиса 9:00 Благословенного
- О, Боги, Таашат... - всплескивая руками, Талан качает головой и под радостный смех родителей принимает выкованную тал-васгота подвеску в виде клыка, который обвил собой небольшой ящер. - Как же... Я...
И утыкается носом в грудь будущего мужа - нынешнего деревенского кузнеца.
Той осенью небольшой отряд из наемников должен был найти и уничтожить лазутчиков, которые выкрали секретные сведения из Денерима и собирались передать их кому-то в Орлей. Увы, все обернулось кровавой резней из-за предателя в отряде и всех вырезали. Таашату тогда здорово досталось по голове и он потерял сознание. Проверяя, нет ли выживших, лазутчики ткнули ему в бок мечом, а после преспокойно удалились, не заметая следов - а зачем? Придя в себя, тал-васгот направился в сторону, где на карте виднелась небольшая деревня. И только по счастливой случайности дом, в который ввалился умирающий мужчина, принадлежал целительнице.
Не успела Талан подхватить падающего на окровавленный пол рогатого гиганта, как в дверь влетела ее матушка, что-то вещая о стычке воинов неподалеку. Оценив обстановку, Асала тут же занялась раненым тал-васготом. Весь вечер Талан носила тазик с водой, грела воду, кипятила ленты ткани для перевязки, калила нож и иглы. А ночью сидела рядом с родительской кроватью, куда определили мужчину, поила настоями, обтирала от липкого вонючего пота.
Через пару дней тот пришел в себя и попросил отвезти письмо в Денерим кому-то из эрлов. Вернувшийся с хорошей добычей отец Талан пообещал передать все в короткие сроки, поехал с небольшим обозом, собранным для торговли. Вернулся он уже с небольшим отрядом воинов, которые о чем-то весь день разговаривали с Таашатом, а потом уехали в другую сторону от города. Тогда мужчина был еще слишком слаб и невероятно смущался девушки, когда она подносила ему плошку для нужд. После, когда он уже начал сам передвигаться, то уже не смог оставить запавшую ему в сердце немногословную васготку и, с разрешения ее родителей, остался у них в качестве ее мужа, а через пару лет заменил ушедшего на покой кузнеца.

«Мать и Война нас учат есть,
Лететь вперёд во весь опор,
Ждут храбрецов домой назад,
Чтоб им воздать венец похвал.
А тот, чью спину враг видал,
Тот знает: ждёт его лишь хлад,
Ведь навлекает трус позор!
Но мать клинком спасает честь.»
"Кровь варваров: есть ли смысл в хасиндских мифах?", собрание университета Орлея

18 Солиса в 9:15 Дракона
Конец лета выдался жарким и невероятно сухим. Дождь все собирал тучи и никак не мог пролить свою жизненную влагу на землю, наверное потому в воздухе витало некое напряжение, вызывающее головные боли и тяжкие думы. Жители деревни, уже собравшие первый урожай, придавались отдыху и ждали дождя - ведь, если его не будет, то осень будет голодная.
Беременная Талан со своей матерью только и успевали, что заскочить домой пообедать и опять бежали помогать деревенским - в такую жару страдали не только посевы, но и сами жители и их скот. Мужчины же, обленившись, сидели дома, ожидая своих женщин, стараясь помогать по хозяйству, что давалось им весьма успешно - то ли сказывался походный опыт, то ли им просто везло.
В этот день все было так же, за исключением одного - Асала привела вечером Талан, которую всю трясло, а через несколько часов у женщины отошли воды и к ночи, когда в окно ударили первые капли дождя, она разродилась девочкой. Мужчины решили на следующий день устроить праздник для немногочисленных друзей, коих они успели завести в этой деревушке, а женщины махнули на них рукой и принялись обсуждать имя маленькой и пока еще безрогой васготки. Так и появилась ночью, под шум капель дождя и заунывные сени ветра, в этом мире Хиира Адаар.
Детство ее прошло в играх с подружками, тренировках с отцом и дедом, изучением травничества и теории магии под руководством матери и бабушки, так как дар ее еще не пробудился, а как думал Таашат - и вовсе не было никакого дара.
Оружие Хиире не давалось от слова "совсем". Меч выпадал из рук (один раз едва не угодив острием прямо ей в сапог), щит бил ее по голове или куда завернется, с кинжалами дело обстояло не лучше - ни кидать, ни работать парными у девочки не получалось. Руки не синхронизировались, пальцы резались, в мишень она смогла бы попасть если бы та подпрыгнула, ловя оружие. Единственным, что получалось удержать в руках, был посох - им Хиира работала, аки дубиной. Мужчины бессовестно ржали, женщины качали головами, а девочка обижалась.
Вот травы она собирать любила - острое зрение с детства помогало выискивать самые лучшие экземпляры, тоненькие пальчики брали аккуратно, не сминая, а радости не было предела, когда удавалось найти редкие для здешних мест травки.
С теорией магии все было сложно - медитировать Хиира толком не могла. Едва она закрывала глаза и отстранялась от мира, как тут же оказывалось, что она заснула. Ругали ее, порой даже больно лупили жгучей крапивой по лелеемому месту... Читать тоже было трудно - порой, буквы сливались перед глазами в трудно опознаваемое нечто. Нудные трактаты, которые родственники закупали у приезжающих торговцев или привозимые из городов, никак не хотели укладываться в детскую головушку. Что уж говорить о заклинаниях, которые нужно было заучить, но ни в коем случае не повторять, даже про себя...
Единственной отрадой было - сбежать из дома к подружкам, сидеть где-нибудь в поле, плетя венки, обсуждать мальчиков, мастерить кукол и шить им одежду...
Даже редкие деревенские праздники грозили Хиире бурей домашнего масштаба, когда она не выполняла все поручения по дому. Девочке казалось, что родители зря волнуются - ведь не всегда в семьях магов рождается обязательно маг. Может же быть исключение?
Она дулась, но все же не забывала всякий раз обдумывать все свои решения, а не бросаться в омут с головой. В конце концов, наверное,именно такое воспитание и сослужило ей хорошую службу в формировании характера.
В двенадцать лет Хиира влюбилась. Как тогда казалось, навсегда.
Это было хмурое лето 9:25. Они с подружками пошли в лес в сопровождении мальчишек с рогатинами за ягодами. Перешучиваясь, поддразнивая мальчишек беззлобными подначками, получая от них такие же, они выбрались на небольшую полянку, которую облюбовал небольшой отряд воинов из семи человек. Кто-то отдыхал, кто-то варил еду, кто-то приводил в порядок оружие. Компания тут же рассредоточилась по всей поляне - каждый из ребят хотел поучаствовать во всех аспектах наемничьей жизни, ведь в деревне так скучно: каждый день одно и то же, а вот теперь будет чем развлекать и себя и знакомых.
Мальчишки лезли к оружию, девчонки помогали залатать дыры в одежде, подсказывали что лучше сварить первым и что с чем лучше сочетается. И те и другие млели от похвалы и внимания со стороны бывалых воинов. Заслушивались рассказами, смеялись над взрослыми шутками, обменивались новостями.
Хиира относилась ко всему происходящему с легкой иронией - в ее-то семье могли понарасказывать такого, что вся деревня неделями будет отходить от шока, - но тоже помогала. Чем могла. Быстро пробежавшись по ближайшему подлеску, набрала травок, натолкла в наемничьей ступке смесь для заживления мозолей старому мужчине с, поразившей девочку до глубины души, пышной бородой. Как потом она выяснила, наемник был наземным гномом, а бороду отращивал для своей жены, что ждала его дома. Даже не смотря на то, что Хиира была почти одного роста с наземником, а у того имелась и жена, и дети, девочка никак не могла отойти от такого красавца - рыжие, густые усы, что были заплетены в косички, заканчивались резными бусинами из кости, борода длиной своей достигала пояса. Волосы же гном заплетал на затылке в толстую косу. Немея от восторга Хиира гладила волосы, перебирала легонько пальцами, боясь поверить. что такое совершенство бывает на свете, когда гном со смехом предложил ей перезаплести растрепавшуюся косу, видя восторг в глазах ребенка.
Вспоминая этот день после, уже в более старшем возрасте, Адаар, заливаясь краской, пытается сдержать упрямо вылезающую улыбку. Ну как можно быть таким милым и харизматичным гномом?
Наемники побыли у деревни еще несколько дней, охотно общаясь с деревенскими, в тихую приторговывая, а одним солнечным утром собрались и, попрощавшись с провожающими, уехали. Гном крепко обнял на прощание девочку и, взяв обещание с Хииры не становиться наемником чтобы не происходило, подарил ей пару своих бусинок, которые она бережет и по сей день, нося на шее на кожаном шнурке.
Все, казалось, что жизнь прожита впустую. Она пробовала плакать, как о таких моментах писалось в романах, которые она утаскивала у взрослых и читала взахлеб подружкам, но не выдавила из себя ни одной капли. Тогда она обратилась за советом к Преподобной матери - в самом деле, не к родителям же идти с такой проблемой, - на что та прочитала ей длинную и нудную лекцию о половом созревании девочек и влиянии этого периода на мировоззрение. Дослушав из вежливости до конца и мало что поняв, Хиира поблагодарила добрую старушку и пошла домой, с удивлением понимая, что в сущности она не влюблялась, а просто встретила первого интересного мужчину на своем жизненном пути. С этого момента девочка решила для себя, что никакие чувства больше не возьмут над ней верх и что решения будут приниматься с холодной головой.
А едва младшей Адаар исполнилось пятнадцать, начался мор.
9:30 Дракона
Они собирали свои вещи, все, что могли унести с собой. Некоторые из соседей давно уже уехали, а некоторые, что не верили в начало нового Мора, пока еще оставались. Но всему положили конец гонцы, посланные в разные стороны Ферелдена, дабы подтвердить слухи и помочь жителям незащищенных деревень перебраться ко стенам городов, что могли сдержать напасть. Мужчины собирались молча, укладывали тюки с вещами на небольшую тележку, в которую запрягли свою старую корову. Женщины тихо переговаривались, собирая еду и долгохронящиеся продукты. Хиира сидела на колоде для колки дров, пиная ногой большущий сверток с книгами - ну, вот куда они пойдут? Кто их там ждет? Что они будут там делать? Дед, пока еще крепкий старикашка, с отцом еще могли походить в наемниках, да и бабушка с матушкой могли что-то сделать... А она? Ни к чему не приспособленная жердина...
Когда приготовления были закончены, а вещи погружены на телегу, Хиира встала и с ленцой потянулась. Человек пятнадцать взрослых и около шести детей разного возраста... Это все, кто остался в деревне, казавшейся теперь осиротевшей со своими пустыми дворами и заколоченными домами.
- Солнышко, ты только не пугайся. Не везде васготов принимают хорошо... - Асала потрепал внучку по волосам. - Слишком часто наши сходят с ума, отвергая Кун.
- Ба, ну мы же не кунари...
- Не все понимают разницу, - качала головой та.
Пожимая плечами, девушка действительно не могла понять что в них такого?
Едва первые животные начали движение, как дорожная пыль тут же взвилась вверх, оседая на повозки людей, заставляя кашлять, отплевывать серые комья, скрипеть песком на зубах. Повозки и люди вытянулись в длинную цепь, в воздухе щелкали бичи, подгоняя животных, совсем маленьких детей усадили вперед, где еще было место и те весело смеялись, болтая ногами в воздухе. У взрослых на лицах было одно выражение - страха и какой-то слепой покорности судьбе. Хиира обвязала нос и рот платком по примеру старших, оставляя лишь глаза открытыми, чтобы не дышать пылью и неизбежным запахом навоза.
По дороге к ним прибились еще несколько таких же групп беженцев из соседних деревень. Стало повеселее, но лишь на время - чем больше людей едут вместе, тем они медленнее продвигаются и тем больше нужно воды и еды...
Через пару дней они увидели первые следы Мора - сожженная деревня, что была немного южнее их собственной. Дорога здесь делала крюк, иначе они проехали бы мимо.
Легкий ветерок дул в их сторону, в нем чувствовался запах горящего дерева, сжигаемой плоти, масла, жира. Хиира уловила даже через повязку нотки паленой шерсти. Последние деревья ушли в стороны и впереди легла, как расстеленная шкура — ровная долина. Вдали темнела стена леса, но на серо-коричневом поле чернели остовы сожженных домов, тут и там видны были слабые струйки дыма.
- Почти сутки назад... - произнес отец и с ним кивком согласился дед.
В воздухе защелкали бичи, животные, напуганные такими запахами и гнетущей атмосферой, взревывали, но тащили повозки с удвоенной силой, стараясь покинуть это место.
Только через неделю, усталые и голодные, они добрались до Лотеринга. Однако, радоваться было рано - слишком много народа прибыло и не хватало даже места, чтобы разместить хотя бы повозки. Люди плакали, животные ложились на землю прямо там, где стояли. Всюду царил страх.
Отец, скрипя зубами, предложил просить помощи у одного знакомого наемника, с которым часто ходил в рейды. Остальные, пожав плечами, согласились - выбора особого не было. Тогда, Таашат упросил местную Преподобную отправить голубя в Старкхевен и васготы принялись ждать. Просто так они не сидели - мужчины что-то латали, ковали, охотились. Женщины лечили, шили, штопали. Но не все было так хорошо, как хотелось бы. Многие были против присутствия семьи Адаар, а некоторые решались на откровенные разговоры, подначивания. Однажды в Хииру какой-то парень лет тринадцати бросил тухлый томат, когда она, любопытствуя, ходила между рядами. Она уже хотела врезать обидчику, как вмешалась мать парня и начала созывать толпу, якобы Хиира обидела ее бедного и несчастного ребеночка. Злая, со слезами на глазах, Хиира вернулась к повозке и весь день просидела под защитой ее дощатых боков. Вернувшиеся вечером старшие женщины как могли утешали обиженную васготку. Накормили вкусными пирогами с сыром и курицей, напоили горячим травяным отваром с медом и, пока она не заснула, рассказывали сказки, одну лучше другой.
А ночью были сны. Живые и красочные. Деревья, столь высокие, что казалось, их верхушки упирались прямо в небо, трава была странно мягкой и красной, как кровь. Не было слышно пения птиц или жужжания насекомых. Даже шороха от дуновения ветра не было. Зато было солнце. Где-то высоко, за вершинами великанов, посылающее свои лучи сквозь листву. Теплое и нежное...
Хиира лежала на траве и смотрела на игру света в листьях деревьев, которые шевелились сами по себе. Она лежала и мурлыкала какую-то колыбельную из детства, теребила бусинки, подаренные гномом и отдыхала. Казалось, что вся тяжесть за несколько месяцев, что они провели в дороге и тут, в Лотеринге, покинула ее, вытесненная этими теплыми и ясными лучами. Они проникали в самую глубину души, отогревали даже самые мелкие косточки, порождая радость и умиротворение...
На утро она проснулась с улыбкой и сама вызвалась помочь женщинам в дневном обходе больных. Искала целебные травки в округе, таскала воду, готовила мази, кипятила повязки, помогала мыться. За весь день она так и не присела, а к вечеру была вымотана настолько, что заснула, едва голова коснулась одеяла, на котором они спали всей семьей, чтобы снова окунуться в спокойствие и умиротворенность красочно-живого сна.
Через пару недель пришел ответ на письмо отца, в котором его бывший напарник приглашал их к себе, обозначив самую быструю и легкую дорогу. Семья собралась и двинулась в долгий путь до Стракхевена, туда, где была надежда.
Пару раз они натыкались на пепелища сожженных деревень, на выпотрошенные тела. Пару раз хоронились от небольших отрядов порождений Тьмы, обходя их по большой дуге. Дед все время был в дозоре - на пару часов впереди, отец и бабушка прикрывали по сторонам, а они с матерью толкали телегу и уговаривали истощенное животное еще пройти хоть немного. Так продолжалось несколько недель, пока в один ненастный день сзади не затрещали кусты и на них не выскочил огромный рогатый огр. Хиира их только на рисунках в книжках видела, а в живую - струсила так сильно, что едва не пустила лужу. Мать заорала и начала хлестать обезумевшую корову, которая рвала свои жилы, из последних сил стараясь сдвинуть повозку. Хиира получила такую затрещину от бабушки, подоспевшей вовремя и поливавшей огромную фигуру льдом, что едва не откусила себе язык. Тут же отвернувшись, девушка изо всех сил налегла на края досок, толкая повозку вперед. Она не видела и не слышала, что творилось позади - кровь кипела, отдаваясь в голове рокотом барабанов, ноги разъезжались, мышцы ныли, но она толкала. Толкала и толкала, пока на плечо не легла рука матери. Тогда она просто осела не землю, не замечая ничего вокруг, и разревелась. Мать прижимала ее к себе, укачивая и гладя ее по голове, целуя куда попало и тоже плакала - тогда они потеряли деда. Он с мечом бросился наперерез огру, который уже почти коснулся бабки, которая подскользнулась в навозе, и тот его растоптал до того, как мать Хииры залила его огнем, превратив в живой факел. Похоронили деда тут же, положив ему на холм голову огра.
В траурном настроении они достигли Хайевера. Там, заплатив последние деньги и оставив почти все свои вещи, Адаар купили себе место на небольшом корабле, что шел до Киркволла.
В трюме пахло мочой и помоями, пахло отчаяньем и болью, пахло солью, смертью. Беженцы сидели, прижавшись друг к другу, почти не шевелясь, не разговаривая. Они смотрели в пустоту. Хиира иногда ненадолго засыпала, чтобы тут же проснуться от чего-то страшного, что преследовало ее в эти мгновения. Вот она, в очередной раз открыв глаза, увидела дощатый потолок, в следующий раз в нос ударил удушающий смрад, и сознание померкло. Потом удары, мерные, гулкие, так, должно быть, волны бьются о борта корабля. Хиира снова прикрыла глаза, пытаясь поспать...
Вместо отхожего места – ведро, одно на всех, вместо нормальной еды – баланда непонятного в полумраке трюма цвета. Сколько они уже болтаются в этом кошмаре? Здесь не видно неба. Свет – одна-единственная масляная лампа под потолком, которую изредка заправляют. Здесь непонятно – день или ночь, просто не ощущаешь смены суток. Качка и удары волн. Люди молчат, кто-то оглушённый горем, кто-то просто хотел тишины.
Асала тихо рассказывала им и нечаянным слушателям о себе, муже, о своей жизни. Талан обнимала ее и сама вспоминала свое детство. Таашат хмурился и иногда, украдкой, касался своей жены, сжимая пальцы, поддерживая и успокаивая. Хиира же спала. А когда не спала, то думала. Что ждёт их в будущем? Что они будут делать на чужой земле? Она не знает, что сказать в утешение. Она не понимает, что с ней творится - то сил нет даже открыть глаза, то наоборот, так и хочется встать и чем-нибудь заняться. Сейчас, в этом вонючем корабле, везущем их в неизвестность, она казалась себе песчинкой в великом бескрайнем ничто. Сон о лучах больше не приходил. Его заменил какой-то смазанный кошмар - она бежит от кого-то, бежит и никак не может убежать. Едва она думает, что оторвалась, как это нечто оказывается совсем рядом.
Киркволл встретил удушающей жарой, запахом давно немытых тел и закрытыми воротами. Сотни людей сидели прямо на мостовых, ели что-то давно испорченное или просили милостыню у таких же, как они, бездомных оборванцев. Таашат велел женщинам сторожить вещи, направился к страже, что стояли у ворот. О чем-то с ними долго разговаривал и в конце, пожав старшему из них руку, направился обратно.
- В город никого не пускают - слишком много беженцев. - Припечатал тал-васгот. - Однако, мы можем обойти город и уже через перевал в горах добраться до Уайлдервейла. От туда уже по прямой дороге доедем до Старкхевена.
Женщины собрали хилый свой скарб и пошли за знающим дорогу Таашатом. Выйдя из порта через узкие ворота, предназначенные, как подумала Хиира, только для проверки грузов таможней, они оказались под стенами города, прямо на дороге, что вела к далекому лесу, что темнел на горизонте. Девушка еще в Хайевере вцепилась в тюк с книгами и на все уговоры бросить тяжелую ношу, лишь огрызалась, предлагая бросить взамен их тряпки.
- Мне еще учиться, - ворчала васготка.
И теперь она надрывалась, но тащила тюк, стирая руки в кровь о твердую обивную ткань, в которые они так "удачно" завязали именно книги. Рыча сквозь стиснутые зубы, Хиира едва переставляла ноги, но не бросала, пока сжалившийся отец не забрал ее неудобную ношу.
Остановились они только вечером, зайдя в лесную полосу и свернув с дороги к такому долгожданному ручейку, что был отмечен в письме отцовского друга. Асала осталась стелить одеяла и доставать кухонные принадлежности, Талан отправилась с мужем за водой, а на немой вопрос Хииры, бабушка засмеялась и попросила внучку оставить родителей одних на время. Фыркнув, все понимая, васготка отправилась за хворостом для костра. Собрав приличную охапку сухих веток, девушка уже было повернула назад, как сбоку в лунных лучах скользнула тень. Девушка остановилась и даже дышать постаралась через раз - мало ли, вдруг родители, а тут она со своими палками. Но шорохов не было. Она заозиралась. Мысленно плюнув, она сделал шаг. Треснула ветка и впереди раздалось глухое рычание. Лунный луч высеребрил оскаленную морду огромного волка, что стоял на пути у Хииры. Девушка вскрикнула, роняя ветки и выставила вперед руки, защищаясь от прыгнувшего на нее зверя. Глубокий вдох… вместе с выдохом, вместе с кровью по звенящим венам несется синий, синий огонь… Ощущение было незнакомым, огонь прокатился по всем жилам, чуть ли не выталкивая тело на носки. Хлопок взрыва ударил, вскинутые руки защитили глаза от вспышки… Синей вспышки. Девушка потеряла сознание, в последний момент удивившись - как она могла так сильно устать, что ниже шеи ничего не чувствует...
Пришла она в себя только через сутки от легкого покачивания и колких иголках в отсиженной ноге - отец шел не торопясь, аккуратно, придерживая спящую на его спине Хииру, под попу. Едва семья заметила, что девушка очнулась, как тут же было решено сделать привал. Хииру знобило, ей было плохо, во рту был привкус кошачьих выделений, язык опух и не ворочался. Как рассказали оживившиеся женщины, у васготки открылся дар и она, испугавшись оголодавшего старого волка, шарахнула в него молнией, на которую потратила весь свой и так никудышный запас сил, спалив при этом деревья в радиусе нескольких метров. Сильно удивленную девушку отпаивали укрепляющими и успокаивающими отварами, кутали в одеяло, так как ее начало трясти. Таашат лишь хмыкнул и бросил ей толстую длинную палку, постукивая по земле такой же. Вот с этого дня у бедной Хииры начались проблемы личного характера - все тело было покрыто синяками от тренировок, ладони грубели от частого общения с деревом, голова раскалывалась от того потока информации, что в нее впихивали женщины. В общем, скучать и тосковать времени у нее не было, а сны больше не снились...
Через пару месяцев они достигли Уайлдервейла, где их встретил друг Таашата. Наобнимавшись вдоволь, мужчины погрузили уменьшивший свой скарб и женщин на телегу, на которой мужчина, назвавшийся Витором, приехал, и направились в Старкхавен, где у того был дом.
Им предоставили целую комнату, не смотря на то, что у самого Витора была жена и двое детишек лет шести, с удивлением рассматривавших рогатых людей, а в доме всего было две комнаты. Немного оправившись от потери и дороги, Таашат начал искать работу - деньги нужны были как никогда. Но увы, васготы-работники здесь оказались никому не нужны, и тогда Витор и Таашат подняли свои странные связи и вышли на некий отряд наемников, которые гордо именовали себя "Вало-Кас".
Так в 9:31 Дракона Таашат и Талан вступили в отряд наемников, оставив дочь и бабку на попечение Витору.
Хиира была вынуждена признать, что не все люди могут логично мыслить, когда решилась одна прогуляться до речки, протекавшей неподалеку. Все повторилось, как в Лотеринге, но с одной лишь разницей - не было взрослых, а была группа парней и девчонок лет шестнадцати, которые осмеяли васготку и пару раз даже бросили в нее камнями. Вернувшись в дом, Хиира никому ничего не рассказала, однако, начала заниматься магией с удвоенной силой. Теперь она могла под пристальным вниманием Асалы вызывать искры в ладонях, которые не причиняли никакого вреда, но невероятно забавляли детей Витора. Руки начали привыкать к посоху, с которым она каждый день занималась на заднем дворе, несмотря на погоду. Витор же взялся обучать Хииру бою с ножом, который, как ни странно, увлек васготку и позволил по - новому взглянуть на свое тело - небольшая грудь была удобна и не стесняла движения руками, высокий рост позволял многое, а длинные, натренированные ноги били сильно и точно. Родители приезжали на пару недель после трехмесячного отсутствия, привозили деньги и подарки...
Так продолжалось пару лет - достаточно долго, чтобы Хиира смогла увериться, что так будет всегда. Но весной 9:35 умерла бабушка. Без мужа ей было тяжело и она как будто сама стремилась к нему, отдавая последние силы на обучение внучки. Родители приехали незамедлительно, а вместе с ними и весь отряд в 13 человек - за несколько лет васготы сильно сдружились с наемниками, и те решили разделить печаль Адаар. Похоронили Асалу в небольшом лесочке, растущем у реки, среди кустов сирени, обложив небольшой холмик камнями. Хиира не могла найти себе места от потери любимой бабушки - руки опускались, посуда билась, вернулись кошмарные сны...
В отряде был отступник лет сорока, которого все звали Боровиком, непонятно за что. Он-то и предложил взять девочку с собой - магии ей еще учиться и учиться, а жить одной в чужом доме, да без родителей...
Так началась новая жизнь Хииры Адаар. Хииры наемницы и мага.
Боровик уже на третий день выяснил, что у васготки есть целительский дар, когда девушка порезала пальцы ножом при сборе трав, но ни капли крови не пролилось - ранки затянулись почти мгновенно, а Хиира потом ходила, как пустым мешком пристукнутая - сил хоть на что-то не было, а просто сесть на землю она не могла - кружилась голова. Посмеиваясь в пышные усы, так напоминавшие васготке о ее первой влюбленности, маг принялся за девушку с удвоенной силой. Итогом такого интенсивного обучения стало то, что Хиира уже через пару-тройку лет смогла увеличить свой запас сил и могла спокойно залечивать легкие порезы и ссадины, не теряя сознания и не выжимая себя досуха. Довольный маг подкармливал васготку честно купленными пирогами за особо удачные тренировки, от чего у той наметился животик. Мать, увидев подобное, всплеснула руками и побежала жаловаться мужу на портивший красоту их дочери жирок. Мужчина долго смеялся, потом долго умилялся, пытаясь втолковать женщине, что дочь от этого только похорошеет - хоть подержаться будет за что, схлопотав за это затрещину.
В двадцать один год Хииру приняли, как полноценного наемника Вало-Кас и доверили заботу о раненных, однако тренировки не прекращались. Маг отдавал свои знания безвозмездно и, порой, когда думал, что никто не видит, грустно вздыхал. Как однажды выяснила васготка, у него в Круге была возлюбленная, которая родила от него девочку, но ее забрали сразу после рождения и они так и не узнали - жива она или нет. Хиира и не думала, что такое бывает, на что маг только грустно усмехался и рассказывал истории, одна страшнее другой - о том, как издевались храмовники над молодыми магичками, а те и слова не могли сказать поперек. О том, как усмиряли неугодных магов, забирая их личность, их чувства. Хиира сидела у костра и ревела, слушала и верила...
За годы, что они с семьей провели в Вало-Кас, талант Хииры расцвел. У нее в арсенале появились и боевые заклинания с ее излюбленными молниями. Целительский дар так же креп и множился - теперь она могла сращивать кости, лечить болезни не только настойками да зельями, но еще и магией.
Когда ей исполнилось двадцать пять лет, родители решили покинуть наемничьи ряды и прикупить небольшой домик рядом со Старкхевеном, благо денег поднакопилось достаточно и, простившись с дочерью уехали. Потом они писали письма, описывая во всех подробностях и дом и соседей, которые отнеслись к ним с пониманием, но все же сторонились. Как писал отец - хоть камнями не кидаются, уже хлеб. Хиира читала и смеялась. А потом плакала. Никогда еще она не была вдалеке от родителей. Хоть и понимала она, что рано или поздно такое должно было случиться, однако принять было тяжело. Боровик утешал чем мог - даже принес откуда-то вкусный порошок, который он, подмигнув, назвал "Какао", к которому васготка тут же пристрастилась.
Отряд Вало-кас за последние несколько лет стал по-настоящему сильным. Они брались почти за любую работу, если предлагали действительно хорошие деньги или нечто более ценное. Они стали известны тем, что в их отряде есть несколько косситов. А еще и тем, что почти все в этом отряде достаточно кровожадны и одним своим видом могут испугать врага. Впрочем, вокруг отряда ходило всегда много слухов и вряд ли что-то из них было правдой. Однако Вало-кас был достаточно сильным отрядом наемников и их услуги стоили недешево.
Хиира начала привыкать к взглядам людей - недоверчивым, откровенно злым и даже похотливым, что немало ее удивляло. Она научилась контролировать свои эмоции, предпочитая выказывать свои чувства бровями и ушами, что невероятно забавляло другого васгота в их отряде. Он беззлобно подкалывал девушку, принимая в ответ такие же подначки, что веселило порой весь отряд.
Между членами отряда отношения сложились достаточно теплые. Они - друзья и готовы в любую минуту прикрыть друг другу спину и даже пожертвовать собой друг ради друга. Впрочем, до такого пока еще не доходило. Вало-кас доверяют друг другу, они как большая семья со своими тараканами.
Адаар нашла свой стиль в общении с людьми, позволяя им выговориться полностью, а потом лишь вставляя пару своих коротких замечаний и предложения, что как нельзя лучше подходили к ситуации, от чего заказчики почти всегда оставались довольны, даже если их задание не было выполнено так, как было уговорено. Она порой брала на себя командование отрядом, за что в скором времени стала заместителем капитана.
Однажды их наняли для охраны Конклава — как нейтральную сторону, способную удержать храмовников и магов-людей от стычки. Адаар с половиной отряда выехала в сторону Морозных гор, где в деревне Убежище должно было и состояться собрание, они намеревались приехать немного раньше, но одна лошадь испугалась горной дороги и понесла. Всадник успел безболезненно спрыгнуть в мягкий сугроб, а вот лошадь ловили всем скопом целые сутки, безбожно опаздывая к началу. Уже подъезжая к опорному пункту, они услышали оглушающий взрыв и увидели огромную, расчертившую зеленью небо, воронку. Адаар приняла решение добраться до Убежища любой ценой - она была уверена, что кто-то все же сумел выжить...


9.Навыки и способности:

- Боевые:
Обучаемая в юности отцом, Хиира весьма неплохо обращается с оружием, в частности - посохами и кинжалом, которым владеет на уровне "ткнуть куда-нибудь".

Школа Стихий - Небо:
› Молния - пальцы или посох заклинателя испускают заряд энергии, поражающий цель в пределах 30-ти метров. Затратив дополнительно ману заряд можно растянуть на несколько ближних целей (задеты могут быть и союзники мага)
› Электрическая дуга - из тела мага бьют заряды электричества, нанося небольшой, но минующий все доспехи урон всем врагам в радиусе 2 метров.
› Буря - маг призывает молнии с небес на своих врагов. Область действия заклинания равна 15 метрам.

Школа Созидания - Исцеление:
›Лечение - заклинатель чудесным образом затягивает раны и излечивает союзника. К несчастью, это заклинание не снимает боль и усталость, и не убирает всю заразу, какая могла попасть в рану. В зависимости от сил, вложенных магом, Лечение исцелит как царапину, так и глубокий порез. Обычно силы Лечения не хватает на переломы, серьезные ожоги и рваные раны.
›Очищение – это колдовство снимает некоторые негативные эффекты: хорошо помогает от слабости, болезней, легких отравлений и воспалений. Подобные "неблагородные" хвори поддаются лечению с большим трудом, нежели кровоточащие раны.
› Регенерация - жуткие раны закрываются, а сломанные кости - срастаются, когда чародей посредством магии ускоряет естественный процесс заживления, позволяющий за час исцелить то, что обычно заживает несколько недель.
Несмотря на мощь этого заклинания, его нельзя использовать для того, чтобы прирастить назад оторванные конечности. Оно также не может лечить болезни или нейтрализовать действие яда, хотя оно может облегчить симптомы и исцелить пострадавшие органы.

- Повседневные:
Благодаря наемничьей группе, когда за частую клиентами были иностранцы, выучила некоторые фразы из различных языков: будь то гномий язык, элвен или тевен.
Опытный путник: и костер без магии разведет, и место для ночлега найдет/соорудит, и поесть приготовит.
С удовольствием ездит на лошади.
Удачлива, точнее удачливее большинства.
Играет на флейте.
Любит и умеет готовить.
Читает и пишет на общем.
Шьет, вяжет, вышивает.
Травничество.
Зельеварение.

10.Личные вещи:
Посох, доставшийся от матери - длинный, почти 210 см, шест из дерева, покрытый резьбой, со стальным, остро заточенным острием на конце и кроваво-красным камнем в навершии, который удерживают искусно вырезанные многочисленные изящные пальцы с когтями.
Простой прямой кинжал длинной с локоть в простых черных ножнах, с рукоятью, оплетенной кожей - подарок отца.
Три пары небольших сережек-гвоздиков - единственная оставшаяся памятная вещь от бабушки.
Кожаный походный рюкзак - частый спутник наемника.
Глиняная кружка с росписью на 350 мл с крышкой - подарок самой себе на день рождения.

@музыка: Blutengel – Sing

@темы: бред, Разное, Нужное, Настроение, Квенты?, Ерунда

URL
   

главная